Хозрасчет как управленческая модель нового формата современного общества
Главная Экономика Хозрасчет как управленческая модель нового формата современного общества

Хозрасчет как управленческая модель нового формата современного общества

Хозрасчет с историей

- Борис Николаевич, интервью с вами на страницах «Момента истины» постепенно становятся традицией. Тема их практически не меняется. Мы говорим об экономике и хозрасчете в частности, который успешно внедряется в санатории «Алтайский замок». Наивно полагать, что путь от идеи до первых результатов «был усыпан розами». Расскажите, через какие трудности пришлось пройти, чтобы начала работать данная управленческая модель?

- Хозрасчет, действительно следует рассматривать как управленческую модель нового формата, как управленческую функцию в рыночной сфере, в рыночных отношениях экономического пространства. Некоторые уважаемые люди за рубежом, которые побывали в «Алтайском замке», рыночный хозрасчет считают российским открытием 21 века. Но это сегодня. Но так было не всегда.

  Попытки внедрить хозрасчет с первого момента учреждения ООО «Санаторий «Алтайский замок» провалились, хотя я имел немалый опыт его практического внедрения на образцовых предприятиях Министерства электронной промышленности, Минстанкопрома, Миннефтегазпрома.

  Первая причина: низкий образовательный уровень, отсутствие элементарного фанатизма и профессионального энтузиазма дипломированных (дважды дипломированных) должностных лиц (не сотрудников, не специалистов, не работников – это я у них был работником и рабом на галерах). Именно должностных лиц, устроенных с окладом по штатному расписанию (а не по экономическому доходу и финансовому результату). Со сказочными окладами, с крутыми автомобилями, с пребыванием в руководящем кресле не более трех часов в день (из них половина времени уходила на распитие чая в виде коньяка), а остальное время - общение в состоянии алкогольной анестезии с «друганами» из фискальных органов. Для них бассейн работал круглосуточно, гостиничные номера были предоставлены им для утех, закуски из столовой, питье из бара «от пуза», и все это, простите, за мой счет.

  Медицинский, гостиничный персонал и персонал столовой тоже «клювом не щелкали», действовали, а именно: отпускали процедуры мимо кассы (массаж, ванны и др.), авоськами тащили продукты из столовой, в номера заселяли с оплатой мимо кассы. Маркетологи «пилили» с турфирмами процент (люди приходили в санаторий, минуя турфирмы, а маркетологи оформляли так, что клиент якобы прибыл от турфирмы. Турфирме по алгоритму причитались в этом случае 15 % от стоимости путевки, 80 % которых шли на карман маркетологам, плюс сопровождающим лицам (генеральный директор, который уволился только с моего 10-го окрика и его жена, которая упиралась, но не шла на должность заместителя генерального директора по маркетингу, т.к. боялась быть разоблаченной).

  Это вторая причина, которая провоцировала и усугубляла первую,- коррупция с верхних эшелонов побуждала к жульничеству всех тех, кто им (коррупционерам) приносил в клювике. А это уже верхний эшелон исполнительного директора санатория - бизнеса. Они в свою очередь провоцировали всех до самого низшего рабочего места. Они их с одной стороны провоцировали, а с другой начали подворовывать для себя (когда воруют все, реакции не будет, скорее, будет драка между теми, кто своровал мало и теми, кто много, это даже не грандиозная война, а разборки с переделкой). Как только этому был положен конец (руководство поменялось), начались наезды со стороны буквально всех. Кто только не атаковал - налоговая, милиция, прокуратура, следственный комитет прокуратуры, суд, пожарные инспекторы, по кадровой работе и т.д. Допросы, выемки документов, приостановка доступа к расчетному счету, гигантские штрафы с изъятием средств и с обнулением расчетного счета. Таскали в суд, судили, штрафовали. Не давали назначать нового генерального директора, чтобы затормозить финансовые операции и остановить деятельность санатория.

  Но на взятки и на выдачу взяток было наложено табу. И опять начались суды. Суды с одной стороны не спешили (с расчетом на то, что санаторий обанкротится), а с другой делали все, чтобы найти вину санатория и вынудить его откупиться. Даже тогда, когда у них не получилось так, как им хотелось, они продолжали прессовать. В таких условиях хозрасчет не внедришь, хотя бы потому, что он мешает жульничать и подпитывать коррупцию.

  В этих адских условиях горстка революционеров-хозрасчетников, можно сказать, пошла на амбразуру ради амбиции и фанатичной идеи: внедрить хозрасчет.

  В процессе подготовительных работ отсеялись те, которым хозрасчет в тягость, около 80 % кадрового состава поменялось. Из них 95 % административно-управленческого аппарата. В том числе заместители генерального директора как ярые противники, все маркетологи и бухгалтеры по маркетингу, заведующий гостиничным комплексом. Одновременно теряли специалистов, настроенных на хозрасчет. Их выманивали «пряниками» конкуренты. Кроме того, ряд специалистов уволились по семейным обстоятельствам и личным причинам.

  Прежнее руководство делало все, чтобы был хаос. Как только предпринимались шаги по налаживанию учета, так возникала истерика. Истерика противников хозрасчета заставила уволиться аудитора, дотошного и принципиального, а затем начали прессовать главного бухгалтера, чтобы она не «сливала» воровскую информацию. До этого выгнали ответственного за экономическую безопасность, который делал попытки эту безопасность обеспечить.

  Подготовка велась не на каком-то фундаменте, фундамента не было. Был хаос в кадровой работе, разруха в экономической политике (экономики не было), через пень-колоду работала бухгалтерия по учету (тому пример судебные тяжбы с уволенными должниками, безумное нагромождение необоснованных затрат (автомашины, водители, моющие средства, цены на питание и т.д.).

  Их ярость проявлялась, с одной стороны, от незнания идеи и тонкостей хозрасчета, а с другой, по причине алчности и страсти к халяве. Они даже умудрились поднять зарплату, не имея на то экономических аргументов. Они считали, что прежде надо прирастить зарплату, а потом потребовать от них работу экономики, и это исходило от человека высокой эрудиции и блестящих знаний политической ситуации и противника разгильдяйства и жульничества в бизнесе. Коррупция выгодна тем, что она не облагается налогом и декларацию не нужно писать.

Кадровая политика при хозрасчете и без него

- Но заключались же какие-то трудовые контракты? Вы в предыдущих беседах их упоминали.

- Трудовые контракты в такой ситуации не работают. Они существуют формально, никакой экономической нагрузки не несут. Контракт больше похож на пропуск в режимное предприятие или является основанием для выдачи пропуска на вход и выход.

  Должны быть реальными права и ответственность: от прав юридических до ответственности экономической. Контракт что-то предусматривает. Это что-то существует (должно существовать) для чего-то. Иначе, какой смысл городить огород и плодить бумаги, держать штатную единицу, тратить на это деньги.

  Любой контракт необходимо скрупулезно анализировать и четко устанавливать, зачем он нужен, какую роль играет в экономическом процессе с точки зрения доходов и расходов? И кто должен компенсировать расходы, и из какого кармана?

  Представим себе хозрасчетную ситуацию в рамках организационно-правовой формы, когда каждый сотрудник – индивидуальный предприниматель.

  Зачем в этой ситуации нужен менеджер по работе с кадрами? Не нужен. Так как в этом случае в полную силу работает контракт. Две стороны диктуют и права, и обязанности, и учитывают доходы и расходы. Не злополучный табель ведет фирма и рисует «крестики и нолики», а учитывает доходы и расходы. И по доходам расплачивается с индивидуальным предпринимателем. В этом случае сам индивидуальный предприниматель отчитывается перед фискальными органами! А если говорить о табеле учета выхода на работу работников, то он нужен администратору и трудовой инспекции. Он не несет экономического смысла для бизнеса.

  В нашем случае за него отчитывается фирма и при этом несет расходы. Но эти расходы безликие, как для менеджера, так и для сотрудника. Это неправильно, такого не должно быть, т.к. если нет учета – есть хаос. Есть хаос – нет дисциплины труда, экономический процесс не виден и, соответственно, не управляется ни менеджером, ни сотрудником, ни топ-менеджером. Все находится в состоянии хаоса, а главное, бухгалтерия «рисует» зарплату, т.е. плату за труд, который, как мы убеждены, никогда и никем не учитывался, и был ли он таким, чтобы соответствовать «нарисованным» доходам. Его может быть и не было, а если судить по состоянию учета, то его действительно не было. Значит, имеет место приписка, коррупция, а менеджер – коррупционер; он вроде бы не виноват, его таким сделали.

  На вопрос к главному бухгалтеру, за что вы выдаете деньги из кассы, за какие труды, можно ли эти труды видеть в первичных документах, которые в бухгалтерии должны быть, главный бухгалтер не ответит. Это точно. Он начнет судорожно вспоминать приказ о приеме на работу. Заметим, что нет в ответе слов о приказе, о трудоустройстве и о контракте, где трудоустройство должно быть прописано так, чтобы его можно было учитывать, но этого нет– это неправильно. Это не учет, это все называется «от балды». И деньги уходят из кассы, и получают, и раздаются, и присваиваются «от балды».

  А дальше все ясней, ясней, ясней. Все, что делается «от балды», делается нами. В таком случае получается, что каждый из нас «Балда». «Балда» с большой буквы. Такая постыдная ситуация имеет место. Какой вывод? Нужен хозрасчетный экономический процесс. А начинаться он, хозрасчет, должен с момента трудоустройства или как принято говорить в рабской терминологии, с момента приема на работу.

  Вопрос к менеджеру: что сделано? Что делают юристы, а точнее юристы-экономисты и бухгалтеры-экономисты? Как жить дальше в облике профессионала? Жить в хаосе с дипломом в кармане или жить в полном порядке с профессиональными знаниями и с профессиональной обстоятельностью в голове?!

  Через хозрасчет, над которым сотрудник трудится и внедряет, он становится настоящим профессионалом, а не пребывает «Балдой» с дипломом в кармане.

  - Как известно, есть различные модели или методы управления: административные, экономически, социально-психологические и, далее, вероятно, можно продолжать. Какое сопряжение они имеют с хозрасчетом?

  - Модели создаются талантливыми экономистами. Есть альтернативный вариант рыночному хозрасчету – это жесткие административные рычаги управления производством, бизнесом, экономикой. Он годится для чрезвычайных ситуаций. Очень эффективный вариант, если управляется талантливыми управленцами, которые используют принципы убедительного надзора, практически как в ГУЛАГе. Административные рычаги управления очень уместны и имеют практическое применение в нестандартных, неповторяющихся ситуациях, которые провоцируют руководителя на принятие управленческого решения, организацию его выполнения в соответствии с придуманным спасительным алгоритмом. Это административный хозрасчет, при котором администратор кому-то передвигает ноги и действует скорее в режиме спасателя, чтобы производство не рухнуло или не возник простой производства, влекущий невыполнение спущенных сверху технико-экономических показателей.

  Либо есть другой вариант – роботизация, автоматизация всех процессов труда и управления. Это реально. Ведь план ГОЭЛРО – электрификация всей страны выполнен. Нужен план роботизации всей страны плюс воля властей, плюс энтузиазм.

  Суть экономической модернизации должна быть очень созвучна с чаянием народа и соответствовать духу времени. Хозрасчет – это не идеология какой-либо политической партии или отраслевой профориентации.

  Хозрасчет – это не слуга какого-либо «..изма». Это особая и специфическая технология ведения хозяйства и расчетливого владения им. Это не продукт творческих трудов А.Смита, К.Маркса и лауреатов Нобелевской премии (которые имеют отношение к кризису). Это портрет трудовой поступи каждого, кто коснулся денежной единицы (рубля, доллара, евро, другой валюты) и положил ее в собственный кошелек.

  Хозрасчет - это конкретная и адресно точечная экономическая процедура на конкретном рабочем месте и при конкретном трудящемся в процессе конкретного труда.

  Это сугубо экономическая сводка рабочего дня каждого в отдельности, созидателя, либо разрушителя и тунеядца.

  Это непрерывная расходно–доходная модель учета экономической ситуации каждого участника производственного процесса бизнес–фирмы в любой момент времени и, соответственно, в любой промежуток времени, выраженная в стоимостном (денежном) исчислении. Примерно такие признаки хозрасчетной модели управления.

  - Но как это все принять и, главное, понять?

  - Здесь надо сказать о важности экономического мышления, экономического образования. Экономический процесс во все времена настраивался и оценивался «кастрированным» хозрасчетом по следующим обстоятельствам.

  Первым лицом фирмы во времена СССР был специалист технического склада ума и образования неэкономического. У него не было в достаточной степени экономического мышления, у него преобладало инженерно-техническое мышление, и все проблемы он видел в техническом прогрессе, техническом перевооружении. Он над этими проблемами работал, а проблем экономических у него не было. Да и с чего им взяться: Госплан довел, Госснаб не додал, Минфин не выделил. Вокруг этой неэкономической проблемы шли рассуждения и обсуждения, в том числе и политические, на всех уровнях управления народным хозяйством. А в результате дебатов все корректировалось по итогам года и пятилеток. И все были довольны и получали правительственные награды.

  Кроме того, отсутствовали технические средства для организации и ведения полноценного хозрасчета и бухгалтерского учета, а также обязательной бухгалтерской отчетности в режиме онлайн.

  Экономика фирмы ориентирована на налоговые директивы и бухгалтерские формы учета и отчетности за квартал, год.

  Нет главного – сиюминутной хозрасчетной глубокой аналитики и хозрасчетных обязательств, сбалансированных жестко между каждым и всеми участниками бизнеса, фирмы (юридического лица).

  Юридическое лицо и физические лица неадекватны даже в названиях. Хотя логика подсказывает, что физические лица должны иметь юридические очертания сразу, как только переступают порог фирмы, иначе о какой взаимной хозрасчетной ответственности может идти речь, когда нет гармонии комплексной, точно сбалансированной и юридически правильно оформленной экономики.

  Если глубоко вдуматься в происходящее, то окажется, что «физическое лицо» с точки зрения технолога производственного процесса органично вписывается в список технологических материалов, оборудования, оснастки, инструментов, которые тоже физические, только неодушевленные.

  К экономическим методам применяют физические параметры и называют этот абсурд экономикой. Нет экономической и юридической (не говоря о духовной, этической) сущности.

  И, напротив, работать в условиях конкретного хозрасчета – это жить с четким пониманием того, что ты делаешь с рублями и копейками, во что их превращаешь. Ты чувствуешь себя созидателем, а значит человеком. А человек – звучит гордо, еще Горький сказал. И в данной ситуации признак энтузиазма, как говорят, налицо.

  Доходность по труду и ответственность в партнерстве

- А заработная плата как-то зависит от всего этого? В том числе от знаний и энтузиазма?

 - Здесь надо вспомнить о МРОТ (минимальном размере оплаты труда). Составляющая МРОТ - это минимальный труд при максимально возможных объемах труда, когда трудом достигается минимальный размер оплаты. И минимум, ниже которого платить нельзя, если работник добросовестно отработал и исчерпал весь баланс времени. В штатное расписание включается доход каждой штатной единицы, равной размеру МРОТ, как стартовый минимально допустимый размер заработной платы.

  Хозрасчетная идеология должна предусматривать механизмы компенсации инфляционных потерь, которые настигают бизнес-фирмы и обесценивают заработную плату сотрудника. При этом следует сертифициартикулировать конкретные хозрасчетные позиции.

  Здесь же необходимо через хозрасчетные регуляторы стимулировать повышение объемов, производительности, взаимозаменяемости при недопущении роста численности. В этом случае МРОТ не догма, а нижний предел и стартовая позиция для роста доходности по труду.

  Рост заработной платы должен носить концептуальный и директивный характер! Сотрудник должен знать, что он обязан заработать больше. В противном случае – он кандидат на увольнение. Довести его мышление до отказа от увеличения заработной платы и избавиться от ситуации, когда работники сетуют: «мало получаю», «мало платят», «мало заплатили», и четко сосредоточить его на том, что уровень его доходов - это дело исключительно его ума и воли, а также профессионализма при сотрудничестве и при управлении экономическим процессом.

  Те деньги, которые «ты» сделал руками с головой, получи сполна на руки. Тут же отдай долги, которые накопил в процессе использования чьей-то собственности (транспорт, оборудование, помещения, энергоносители и т.д.), рассчитайся с теми, которые что-то для тебя делали. И без их участия невозможно было сделать доходы, включиться в экономический процесс.

  После этого посчитай остаток и до того, как положить деньги в свой кошелек, заплати НДФЛ, а теперь и только теперь «ты» убедись, сколько «ты» заработал, как «раб» собственной воли, а не какого-то дяди, похожего на дядюшку Сэма. Вот это твой месячный и чистый доход, который можешь разместить в своем кошельке-сейфе.

  Чтобы такая экономическая модель заработала, нужно правильно оформить отношения с человеком труда. Тут напрашивается другая модель, модель организационно–правовая; «человек труда человек управленческого труда» или после оформления формальностей, «сотрудник-товаропроизводитель сотрудник-делопроизводитель». При этом каждый из сотрудников имеет статус партнера в рамках организационно-правовой модели, которую они узаконили по собственному желанию.

  И соответственно, каждый из партнеров имеет круг обязанностей друг перед другом других, принятых на себя, бизнес-экономических обязательств. Невыполнение их влечет санкции экономического характера, а в особых случаях–юридического. За нарушения прописанного ими же баланса интересов отвечают рублем, и опять же в рамках взаимных обязательств и взаимной ответственности.

- То есть, по-иному воспринимаются осознание коллективного труда в хозрасчетной среде и роль партнерства?

- Да, если человек не трудится в режиме хозрасчета, «не повязан» прописанными и принятыми им же обязательствами настолько, чтобы понимать, что за него также «тянут лямку», и без них (других сотрудников) он не способен участвовать в труде (даже если он законченный трудоголик), то этот человек убежден, что все остальные как няньки, и они обязаны вокруг него (человека) «нарезать круги», а он, опять же по его разумению, им ничем не обязан и не считает себя перед ними в долгу, который нужно обязательно и сполна возвратить.

  Для того, чтобы экономическая и организационно–правовая модели успешно заработали, нужно безукоризненно трудиться по принципу «сказано-сделано» и, соответственно, выполнять принятые обязательства. При этом надзорно–контрольные функции должны быть как со стороны одного партнера, так и со стороны другого, чтобы не произошло сбоев в процессе сотрудничества при совместной трудовой деятельности. Надзорные и контрольные функции оговариваются в партнерских соглашениях.

  Для бизнеса это может быть полуфабрикат или просто технологическая операция. Да, может быть! Но для человека труда – это товар, за который должен рассчитаться кто-то (наймодатель, сотрудник и т.д.).

  Хозрасчет – это модель управления, где все сотрудники являются партнерами как по вертикали, так и по горизонтали, а партнерские отношения строятся на экономической основе. Здесь бизнес управляется хозрасчетной моделью управления, а административные должности приобретают условный статус, вроде сегодняшних королей в странах Европы.

  - А как меняется профессиональная, должностная ответственность, например, менеджеров фирмы, бухгалтеров?

- Основная  функция ключевого менеджера организовывать труд в угоду всех сотрудников, добиваться высочайшей эффективности труда, состыковывать труд одного сотрудника с трудом другого сотрудника, других сотрудников.

  Для достижения этих и других целей нужно в совершенстве владеть знаниями экономики труда, всеми экономическими тонкостями и нюансами. И помнить, что экономика – это точная отрасль и предмет деятельности, и неподвластна принципу; «хочу дам, а хочу и отберу».

  Как только человек труда сталкивается с подобным волюнтаризмом, то он впадает в полное недоумение, апатию и разочарование. Это имеет место даже тогда, когда человек не имеет азов экономической грамотности.

  К сожалению, человек все чаще испытывает дефицит понимания того, что он делает, как оценивают его труд и за что ему платят. Он себя ощущает частью бизнеса и нередко не удовлетворен тем, что хозяева бизнеса чего-то мухлюют, чего-то не договаривают. Они (хозяева) врут государству (выдавая часть зарплаты в конверте), а значит, наверняка (по логике) врут ему – работнику, который «вкалывает» на работодателя-бизнесмена. Именно «вкалывает» на него, а не сотрудничает с ним в совместном сбалансированном созидательном процессе.

  Человек находится в состоянии искушения мечтой быть осведомленным и не обманутым. Он «не догоняет», что через понимание сути и принципов хозрасчетной модели можно познать истину экономического процесса, в котором он участвует или намерен участвовать, и что это его нравственная и этическая компонента бытия. Когда станет «догонять», тогда не будет недоумений и разочарований эмоционального происхождения. Человек, постигший азы и тонкости экономической культуры отличит кабалу от экономической свободы, вакханалию от экономической справедливости.

  Хозрасчет подсказывает и определяет функцию, роль, место и их содержание в каждом рабочем месте.

  Например, возьмем санаторий «Алтайский Замок», а мы все говорим, исходя из практического опыта,- бухгалтер, главный бухгалтер, каждый сотрудник бухгалтерии, видимо имеет какое-то отношение к успеху хозрасчетной единицы «кишечный лаваж». Кажется, что имеет какое-то конкретно-реальное отношение. Если это так (а может и не так!), тогда нужно оценить трудовой вклад каждого и долю затрат труда каждого, в т.ч. и в рублях. И, конечно же, долю дохода, только в рублях каждого.

  А может не каждый сотрудник бухгалтерии участвует в хозрасчетном процессе «кишечного лаважа»? Может с этим справляется один бухгалтер в лице главного бухгалтера?

Беседовала Лариса АРДАШОВА

Продолжение интервью – в следующем номере

28 ноября 2012

Комментарии (0)