Главная Экономика У "СИБИРСКОЙ МИЛИ" ОБНАРУЖИЛСЯ СИРИЙСКИЙ СЛЕД!..

У "СНЕЖНОЙ МИЛИ" ОБНАРУЖИЛСЯ СИРИЙСКИЙ СЛЕД!..

У "СИБИРСКОЙ МИЛИ" ОБНАРУЖИЛСЯ СИРИЙСКИЙ СЛЕД!..

 Весной этого года новосибирские средства массовой информации передали интересное сообщение о том, что проект многофункционального комплекса "Снежная миля", который намечено строить в областном центре на улице Большевистской, завоевал некую престижную награду в Великобритании. Руководителю компании-застройщика Евгению ГРИБОВУ  в самом Лондоне вручали грамоты и ордена... Хотелось гордиться тем, что такие проекты и люди в Новосибирске есть!

  - Чепуха все это! - усмехнулся мой знакомый чиновник. - Никогда Грибов свою "Снежную милю" не построит!
  А на мое недоумение ответил:
  - Хорошие дела хорошо получаются только у людей с чистыми  помыслами.
  Любит говорить загадками мой знакомый! Не знал я тогда, что вскоре мне предоставится возможность разгадывать его ребусы...
 
 

ЕДИНОЖДЫ ПРОДАВШИЙ ПРОДАСТ ЕЩЕ НЕ РАЗ

   С Женей Грибовым Вячеслав Никифоров познакомился в приснопамятные 90-е во время учебы в Новосибирском инженерно-строительном институте. Никифоров – оканчивал аспирантуру, Грибов – еще был студентом. Но оба, как водится, жили в общежитии, и это обстоятельство, безусловно, сближало без пяти минут кандидата наук, и еще не нюхавшего ни академического, ни жизненного пороха студента… К тому же 90-е годы для тех, кто не челночил, не паразитировал на трудностях отечественной экономики, да не бандитствовал - были временем, прямо скажем, голодным! Это обстоятельство в какой-то мере тоже – сближало и студентов, и аспирантов, да чего уж греха таить – и преподавателей…

  Чтобы хоть как-то прожить, студенчество во все времена, и это общеизвестно, стремилось подработать. С той лишь разницей, что в моем студенчестве мы мотались по товарным станциям и разгружали вагоны, а вот поколение «пепси» таким заработком уже гнушалось. Наверное, в 90-е это было оправданно – все общество занималось «купи-продайством», и это был вид бизнеса, совершенно откровенно лежащий на поверхности – только не ленись.

  Решил таким образом «подмолотить» и Женя Грибов. Родом он был из Татарского района Новосибирской области. Ну, а раз так, то прямой путь «Гусинобродская барахолка – Татарский вещевой рынок» был вполне логичным по тем временам решением насущных финансовых проблем. Правда, прежде чем заработать деньги, их нужно было где-то взять в оборот.

  У аспиранта Вячеслава Никифорова, всерьез уже задумывавшегося о взрослой жизни, водились кое-какие накопления. В один прекрасный день студент Грибов пришел к нему с предложением об объединении Никифоровских «капиталов» и Грибовских усилий. Ударили по рукам, и дело пошло: товар-деньги-товар, плюс – определенная прибыль, делившаяся поначалу по справедливости. Так бы все и продолжалось, возможно, не один год, да только начал замечать Вячеслав Никифоров, что перепадающие ему с оборота денег проценты становятся все скуднее, да скуднее… Родились нехорошие подозрения, вскоре вылившиеся в доказательства. Иными словами – однажды аспирант поймал студента на откровенном обмане. На том партнерство и закончилось!

  Но – бывший советский человек навсегда останется советским человеком! Несмотря на материалистический базис, подводившийся под всю идеологию социализма, в СССР одновременно культивировался тезис далеко не материалистический: «Человек человеку друг, товарищ и брат!» Он навсегда засел в душах чистых сердцем людей, и выковорять его оттуда так по сей день и не смогли ни рынок, ни дикий капитализм… Потому-то, через несколько лет уже, Вячеслав Никифоров, ставший к тому времени профессиональным специалистом по ценным бумагам, встретив случайно Женю Грибова на одном из жизненных перекрестков, обрадовался. Выяснилось, что бывший партнер по первоначальному накоплению капитала работает при филиале одного из кузбасских банков трейдером и тоже - по ценным бумагам!

  Разговорились. Женя, всегда умевший найти подход к собеседнику, произвел на Вячеслава впечатление человека, в корне пересмотревшего свои жизненные и моральные критерии. Тот даже грешным делом пожалел, что пути их в свое время резко разошлись. Да и Грибов, собственно, тоже выглядел сожалеющим о сделанных ошибках… Слово за слово – нашёлся и повод для начала совместных дел. Зачахнувшее несколько лет назад партнерство возродилось…

  Надо сказать, что на первом этапе плоды их сотрудничества оказались впечатляющими настолько, что Грибов и Никифоров, достигнув апогея совместного успеха, решили учредить фирму. Назвали ее ЗАО «Инвестиционно-строительная корпорация «ГРИН». Нажитых совместными усилиями активов по самым скромным прикидкам хватало на строительство добротного многоквартирного высотного дома. Да не где-нибудь, а в Центральном районе Новосибирска – за бывшим штабом Сибирского военного округа на улице Ермака. Место, прямо скажем, золотое. Тихий центровой дворик. Метро – в шаговой доступности. До площади Ленина неспешной ходьбы – минут десять. А какие квартиры планировалось построить в доме!.. Каждая – от 120 до 200 квадратных метров, да плюс – парковочные места под самим зданием. В конце 90-х редкий застройщик в Новосибирске мог похвастаться тем, что в возводимом им жилье есть подземный паркинг… Вдобавок – после подсчета предстоящих расходов и возможных доходов получалось, что все вложения окупятся продажей только части жилья. Самим же партнерам в качестве прибыли оставалось по элитной квартире, офисные помещения в первом этаже здания, да по паре парковок в цоколе…

  Одним словом, перспективы у концессионеров вырисовывались исключительно радужные! Доли в ЗАО «Инвестиционно-строительная компания «ГРИН» распределялись примерно поровну, да плюс – в фирме была доля кузбасского банка, интересы которого в Новосибирске на тот момент все еще представлял Евгений Грибов. Но вскоре грянул дефолт 1998 года, и кузбасский банк благополучно канул в Лету. Вячеслав Никифоров не увидел ничего предосудительного в том, что долю банка Женя оформил на себя. Ведь в итоге перераспределения долей разница в размере участия получилась совсем небольшая: 51 на 49 процентов! Это обстоятельство, впрочем, с лихвой компенсировалось тем, что владельцем участка под застройку «золотого» дома был потребительский строительный кооператив «Молодежная жилищная инициатива», где прежний его председатель – некто Кислов – ушел с поста, оставив свое место и пай Вячеславу Никифорову. Ушли из кооператива и прежние пайщики. Таким образом, Никифоров стал фактически единоличным хозяином земли под будущим элитным объектом, что, как он мог справедливо надеяться, давало ему непреложно равные с Грибовым права на реализацию материализованных результатов совместных усилий. Впрочем, отношения между Евгением и Вячеславом были в то время настолько доверительными, что, как признался мне сам Никифоров, мысли о том, что в их общем деле возможен какой-то обман или жульничество, казались абсурдными…

  Роли в воплощении планов в жизнь распределились следующим образом: застройщиком стал ПСК «Молодежная жилищная инициатива», роль же генерального подрядчика строительства выполняла совместная фирма ЗАО ИСК «ГРИН».

  Дом возвели за два года. К 2000-му партнеры уже начали реализацию квартир, которая велась через ЗАО ИСК «ГРИН», где директором был Евгений Грибов. Это позволило заложить уже новый проект – четырехподъездный дом на улице Крылова. Тем самым как минимум на ближайшие три года выстраивалась красивая бизнес-цепочка, сулившая обеспеченную жизнь в обозримом будущем, да плюс – определенную уверенность в дальнейших перспективах… Так бы все, возможно, и было, как вдруг Грибов к концу 2000 года начал предъявлять своему другу и компаньону претензии, не оставлявшие у Вячеслава Никифорова сомнений в желании Евгения разорвать все отношения. Так оно и случилось: вскоре на свет появился приказ по ЗАО ИСК «ГРИН», в котором значилось, что Вячеслав Валерьевич Никифоров, числившийся исполнительным директором фирмы, уволен.

  Прямо скажем, увольнение это отныне давало обеспеченную жизнь и дальнейшие перспективы теперь уже одному Грибову. Будущее же Никифорова в одночасье заволакивалось густым туманом. И к тому существовали определенные предпосылки: участок на улице Крылова под строительство четырехподъездного дома был уже оформлен не на кооператив (где, напомним читателю, директором и единоличным пайщиком по-прежнему оставался Никифоров), а непосредственно на ЗАО ИСК «ГРИН». Средств от продажи построенных на ул. Ермака квартир Жене Грибову вполне хватало на первоначальную реализацию нового проекта. Алгоритм действий был уже известен из опыта прежнего строительства… Зачем, спрашивается, теперь нужен такой пассажир как Слава Никифоров на белой яхте Жени Грибова, несущейся на всех парусах в бриллиантовое будущее?!!

  «Но позвольте! - воскликнет любой читающий эти строки юрист. – Ведь у господина Никифорова, кажется, оставалось 49 процентов акций ЗАО ИСК «ГРИН»! С таким внушительным багажом, извините, но далеко не каждого пассажира можно ссадить даже с несущейся под полными парусами в светлое будущее яхты!»

  Конечно, прав будет наш юрист! С таким вот багажом, да спихнуть с яхты – практически невозможно!.. Никого!.. Но только в одном, как выяснилось, случае: если это не яхта мистера Грибова!..

  В 2003 году пребывавший в полной уверенности в том, что он по-прежнему является совладельцем фирмы «ГРИН», Вячеслав Никифоров вдруг совершенно случайно узнает, что его акции в «ГРИНе» проданы некой московской фирме. Мало того – по документам выходило, будто все свои 49 процентов Никифоров продал москвичам самолично!!! Если называть вещи своими именами, то было совершено преступление. Возбудили уголовное дело в отношении неустановленного лица по статье 327 УК РФ «Подделка или сбыт поддельных документов…» В рамках дела из Москвы были затребованы договоры купли-продажи акций, принадлежавших Никифорову, и назначена почерковедческая экспертиза. Подписи на договорах оказались липовыми… Этот факт, конечно, дал впоследствии возможность Вячеславу отстаивать свои интересы в судах различных инстанций об имуществе фирмы «ГРИН», но преступник, подделавший документы по продаже акций, так и не был установлен следствием… Хотя, если исходить из классического правила «ищи, кому преступление выгодно», то ответ лежит на поверхности…

    «Once a cheater, always a cheater», - говорят англичане.

  «Единожды продавший продаст опять», - любят повторять у нас…

  Вячеслав Никифоров, вспоминая совместный бизнес с Грибовым образца начала 90-х, испытывал горькое ощущение дежавю. Некоторые люди, взрослея, как выяснилось, не меняются… Нисколько. Лишь увеличивают аппетиты и масштабы амбиций.

  Впрочем, поразмыслив немного, Никифоров пришел к мысли о том, что, в принципе, не все так трагично! Он по-прежнему оставался единственным пайщиком и председателем потребительского строительного кооператива «Молодежная жилищная инициатива», который по-прежнему был единственным застройщиком и владельцем участка под новым домом по улице Ермака. А это значило, что генеральный директор ЗАО ИСК «ГРИН» Грибов без Никифорова и его кооператива не сможет реализовать ни оставшиеся непроданными квартиры, ни офисные помещения, ни парковочные места.

  И это была чистая правда!.. Без кооператива, как владельца земли и застройщика, без его учредительных документов и печатей, которыми надежно владел Вячеслав Никифоров, Грибов, будь он хоть директором еще сотни фирм, имеющих отношение к строительству здания на Ермака, не мог сделать ничего. То есть абсолютно! И это вполне устраивало Никифорова, так как вселяло в его душу уверенность в том, что интересы свои и вложенные в совместное дело деньги он отстоять сможет. Наивный! Он еще не знал, на что способен его бывший товарищ по общаге, экс-друг и экс-компаньон Женя Грибов!..

  Помните, читатель, выше мы с вами мельком познакомились с господином Кисловым, занимавшим пост председателя кооператива «Молодежная жилищная инициатива» до Никифорова?

  Господин Кислов, отойдя от кооперативных дел, никуда не делся, а оставался по-прежнему жить в Новосибирске. И по-прежнему оставался в пределах досягаемости. Для Грибова!

  Тут нам с вами следует несколько отступить от динамики повествования для, возможно, скучных, но необходимых пояснений по юридической казуистике… Дело в том, что ранее функции регистрации юридических лиц были возложены не на налоговые инспекции, как это происходит сейчас, а занималась этим Новосибирская регистрационная палата. Приносила туда учредительные документы, к примеру, какая-нибудь группа товарищей – ну, скажем, Чалкин, Палкин, Малкин и Галкин - на регистрацию фирмы.

  Фирму им регистрировали, выдавали пакет регистрационных бумаг, и шли Чалкин, Палкин, Малкин и Галкин в беспокойный мир бизнеса осуществлять свою бурную деятельность. Фишка в том, что впоследствии из фирмы могли выйти, например, Чалкин и Галкин, а Палкин и Малкин – остаться и поделить меж собой доли выбывших товарищей. Таким образом, вместо четверых учредителей в фирме оставалось двое! Но в документах, оставшихся в Регистрационной палате, даже если бы все учредители разбежались кто куда, а их долями завладел бы вовсе некий Пупкин, все равно учредителями числились Чалкин, Палкин, Малкин и Галкин…

  Это сейчас, когда юридические лица уже регистрируются через налоговую инспекцию, в обязанности директора входит извещать государственные органы обо всех изменениях. В Регистрационной же палате такого непреложного правила не было. И именно поэтому там на веки вечные были сохранены учредительные документы потребительского строительного кооператива «Молодежная жилищная инициатива», где директором значился господин Кислов, а пайщиками те самые товарищи, которые создавали кооператив поначалу, да потом ушли из него.

  Вот об этом-то обстоятельстве и вспомнил Евгений Грибов, когда понял, что без потребительского строительного кооператива «Молодежная жилищная инициатива» ему ничего из их с Никифоровым недвижимого имущества на улице Ермака не продать! Надо отдать должное изворотливости ума Грибова, который то ли помнил об этой юридической тонкости изначально, то ли его осенило в момент, когда он уперся в стену…

  Первым делом Женя отправился в Центральный отдел милиции, где написал заявление от своего имени как… директора ПСК «Молодежная жилищная инициатива» об утере печати организации. Дежурный, принимавший заявление, выдал ему справку о том, что принято заявление от директора кооператива такого-то об утере печати. На основании этой справки Грибов изготовил новую печать «Молодежной жилищной инициативы», и, разыскав бывшего председателя Кислова, оформил с ним решение старых пайщиков-учредителей, гласившее, что на общем собрании пайщики доверили председательское кресло в кооперативе Грибову Е.М. На основании свеженького решения, заверенного свеженькой печатью, новый «председатель» направляет свои стопы в Регистрационную палату, где также подает заявление об утере всех документов кооператива! На основании этого заявления палата выдает Грибову дубликаты… Дело сделано! Фактически в Новосибирске с этого момента ведут деятельность две организации под названием ПСК «Молодежная жилищная инициатива»: настоящая, где руководителем по-прежнему является Никифоров, и фальшивая, где председательствует Грибов.

  …А что же Вячеслав Никифоров, спросите вы? Определенное время он пребывал в счастливом неведении, зная, что при регистрации объекта недвижимости в учреждении юстиции, прежде всего, потребуют документы застройщика, каковым, как мы с вами уже знаем, и был кооператив «Молодежная жилищная инициатива». Но однажды он отправился в то же самое учреждение юстиции, чтобы зарегистрировать свою квартиру в доме на Ермака, да плюс – две полагающиеся ему парковки…

  Каково же было его удивление, когда квартиру и одно парковочное место на него худо-бедно зарегистрировали, а вот в регистрации второй парковки - отказали! Инвестиционный договор, между тем, именно на этот паркинг у Никифорова был, и он затеял естественное в таком случае разбирательство. Разбирательство показало, что все 16 парковочных мест под домом уже давно зарегистрированы на разных собственников, а то, которое надеялся получить в собственность Вячеслав Никифоров, - и вовсе принадлежит теперь… жене Грибова!

  Мы уже упоминали о том, что в самом начале, перед строительством дома на улице Ермака, компаньоны произвели экономический расчет и выяснили, что одним из основных пунктов, составляющих общую прибыль компании после завершения стройки, будет офисное помещение, расположенное в первом этаже здания площадью 630 квадратных метров. Спросите любого человека, имеющего отношение к строительству: кому принадлежит возведенный объект и непроданные еще в нём помещения? Любой вам ответит: конечно, застройщику! Но никак не генподрядчику! К примеру, если у вас есть дачный участок, вы хотите выстроить на нем дом и нанимаете на строительный подряд некую организацию, то по завершению строительства права на этот дом имеете вы и только вы, а никак не строители. Потому что вы – застройщик! Застройщиком на ул. Ермака, как известно, был кооператив «Молодежная жилищная инициатива». Следовательно, 630 офисных квадратов не могли быть проданы на сторону никем, кроме кооператива. Каково же было недоумение и возмущение Вячеслава Никифорова, когда ему стало известно о том, что не только парковочное место под домом, но и вся офисная площадь в нем уже оформлена на супругу Евгения Владимировича Грибова! И оформлена от имени… генподрядчика ЗАО ИСК «ГРИН», что совершенно противозаконно! То есть, вы приехали на свою дачу принимать работу у строителей и вдруг узнали, что полдачи прораб уже «продал» своей жене…

  Мало того - все оставшиеся непроданными квартиры господин Грибов также оформил на подконтрольную фирму, и продавал уже от её имени! «Уголовщина!» - скажете вы, и будете абсолютно правы.

  Делать было нечего – Вячеслав отправился в милицию с заявлением о мошенничестве. Одновременно он подал гражданский иск в Центральный суд Новосибирска, где требовал признать сделку об оформлении по праву принадлежащей ему парковки на чью-то жену недействительной. Естественно, в исковых требованиях Никифоров указывал, что он является председателем кооператива «Молодежная жилищная инициатива»… Но - в один прекрасный день в офис кооператива явился Женя Грибов и вручил бухгалтеру копию решения Октябрьского районного суда г. Новосибирска о том, что отныне Никифоров – никакой не директор, а настоящим директором является не кто иной, как он – Евгений Владимирович Грибов! Немая сцена…

  Вячеслав, которому даже не прислали повестку в судебное заседание, был потрясен…

  Но решение это ему сначала все же удалось отменить. На том основании, что повестку о вызове в суд никто не вручал ему лично, а сподобились передать через ЖЭУ… Налицо – нарушение гражданских прав Вячеслава Никифорова. Решение было отменено, но дело, тем не менее, направили на новое рассмотрение! Рассматривал его судья Октябрьского районного суда с известной в Новосибирской области фамилией Мороз. Полагаю, читателю не составит особого труда запомнить этого персонажа, поскольку мы с вами еще не раз встретимся с ним в ходе нашего расследования…

  Судья Мороз, как утверждает Вячеслав Никифоров, в ходе рассмотрения дела практически не давал говорить его адвокатам, ходатайства рассматривал формально, вел процесс грубо и вызывающе. Со стороны Никифорова, естественно, был заявлен отвод судье, который этим же судьей не был удовлетворен. В ходе судебного разбирательства сторона Грибова утверждала, что Никифоров на самом деле никогда председателем кооператива не был, незаконно завладел документами и печатью организации, сам провозгласил себя единственным пайщиком и руководителем. Эти доводы принимались судьей Морозом вполне благосклонно. В результате – суд вынес решение о том, что председателем ПСК «Молодежная жилищная инициатива» является все-таки Е.В. Грибов. В ходе процесса вдобавок выяснилось, что членами кооператива также успели стать родная сестра новоиспеченного председателя, его свояченица, несколько подчиненных и компаньонов…

  Итак, все менялось с точностью до наоборот: исходя из решения судьи Мороза, уже Вячеслав Никифоров становился самозванцем и мошенником, присвоившим себе право на все зарегистрированное от его имени имущество и руководство фирмой-застройщиком. Соответственно, рассмотрение никифоровского гражданского иска в суде Центрального района было приостановлено.

  Что же оставалось Вячеславу Никифорову, для которого, получается, со всех сторон был полный затык? Оставалась одна надежда. Надежда на квалифицированное расследование следователями Центрального РОВД уголовного дела, возбужденного по заявлению Никифорова в отношении Е.В. Грибова 12 августа 2002 года по статьям о мошенничестве в особо крупном размере, уклонении от уплаты налогов и злоупотреблении полномочиями…

  И все в этом плане вроде бы шло ровно: прокурор Центрального района Кондратьев, ознакомившись с заявлением Никифорова и представленными доказательствами, нашел, что состав преступлений, совершенных Грибовым, - налицо. Следователи рьяно взялись за работу. Как вдруг… дело затребовала следственная часть Главного следственного управления ГУВД по Новосибирской области, которым на тот момент руководил полковник Валерий Ларин, впоследствии осужденный к нескольким годам лишения свободы за взятку.

  Три раза следственной частью ГСУ ГУВД по Новосибирской области уголовное дело в отношении Грибова прекращалось за отсутствием состава преступления! Три раза прокурор Центрального района Кондратьев, проявляя недюжинный профессионализм и принципиальность, отменял постановления о прекращении! Иными словами, подчиненными Валерия Ларина делалось все для того, чтобы дело Грибова оказалось разваленным. И в этом они преуспели – через некоторое время дело все же было закрыто. За отсутствием…

  Женя Грибов, впрочем, тоже не сидел, сложа руки: он подал заявление в милицию о привлечении к уголовной ответственности Вячеслава Никифорова! Вскоре уголовное дело в отношении Никифорова уже расследовал отдел по борьбе с экономическими преступлениями городского УВД Новосибирска.

  Артиллерийская дуэль не утихала!!

  Забегая вперед, скажем, что дело, состряпанное городскими «обэповцами» в отношении Никифорова, все же было доведено до суда. Прокурор Центрального района Кондратьев по этой причине вынужден был согласиться с закрытием дела в отношении Грибова – до вынесения судом Железнодорожного района приговора Никифорову, объяснив Вячеславу, что суд-то и даст оценку обстоятельствам, «которые будут иметь преюдициальное значение» относительно уголовного дела Грибова.

  В свою очередь суд Железнодорожного района г. Новосибирска РАССМАТРИВАЛ ДЕЛО В ТЕЧЕНИЕ ШЕСТИ ЛЕТ. Заседания назначались с периодичностью раз в месяц. Если Грибов присылал судье сообщение о том, что он находится в командировке и не может явиться в процесс, заседание переносили на следующий месяц… Затем - месяцами ждали свидетелей, которых заявлял Грибов, результатов всяких-разных запросов…

  Лишь в 2008 году судья вынес Никифорову оправдательный приговор! Остается только удивляться столь завидной неторопливости суда и «упертости» следователей городского УВД, которым адвокаты Вячеслава Никифорова неоднократно представляли неопровержимые доказательства невиновности их подзащитного, но они их замечать никоим образом не желали…

  Также, забегая вперед, скажем, что приостановленное в суде Центрального района Новосибирска гражданское дело по иску Никифорова «висело» здесь без рассмотрения все эти шесть лет. И только после того, как Вячеслава оправдали в 2008 году, гражданский процесс был возобновлен и парковочное место на улице Ермака ему все-таки вернули в 2010-м…

  Теперь Никифорову оставалось лишь доказать свои права на 630 офисных квадратных метров, которые также, как и парковка, были оформлены на жену Грибова. В поисках уже этой справедливости Вячеслав Никифоров вновь обратился с заявлением в Центральное РОВД с просьбой о возбуждении уголовного дела в отношении Грибова по факту мошенничества. На этот раз, как показалось поначалу, телега со скрипом, но поехала… Заявление у Никифорова приняли, постановление о прекращении старого дела в отношении Грибова отменили, материалы прежнего расследования приобщили к новому делу. Но и тут начальник следственной части ГСУ ГУВД по Новосибирской области полковник Ларин отчего-то не утерпел – затребовал дело из Центрального РОВД в свое ведомство. Здесь следователь Е.В. Добрынин вновь побеседовал с Никифоровым, изучил суть вопроса и признал потерпевшим его и кооператив «Молодежная жилищная инициатива». Но после - началась прежняя свистопляска: дело, составлявшее уже 13 томов, в котором часть обстоятельств уже была установлена вступившими силу решениями Железнодорожного и Центрального судов г. Новосибирска, тянулось бесконечно. Доходило до абсурда: потерпевшими по делу являлись Никифоров и ПСК «Молодежная жилищная инициатива». Но директором кооператива, как мы помним, судья Октябрьского суда Мороз признал Грибова. Никифоров требовал привлечь Грибова к уголовной ответственности. Но следствие отчего-то привлекало Грибова к участию в деле в качестве свидетеля!!! Обосновывался этот идиотизм тем, что Е.В. Грибов якобы не может, как директор кооператива, выступать одновременно и потерпевшей стороной, и в качестве подозреваемого!!! Все аргументы Никифорова следователям о том, что Женя вначале похитил имущество кооператива, затем похитил кооператив, а потом уж только стал его директором – разбивались в кабинете следователя, словно хрустальные бокалы об асфальт на бесшабашной свадьбе! В конце концов, следователи в своем рвении угодить то ли полковнику Ларину, то ли фигуранту дела Грибову, додумалось и вовсе до недосягаемой высоты юридической мысли: признать ими же самими возбужденное уголовное дело возбужденным незаконно!!! Что и было сделано!

  Что оставалось Вячеславу Никифорову?!! Он вновь обратился в суд с заявлением на незаконность действий следственной части ГСУ ГУВД по Новосибирской области. В суде немало подивились подобной следовательской эквилибристике и вынесли решение о незаконности действий следствия. Уголовное дело было возбуждено вновь. Случилось это, напомню, в 2008 году. Впервые же оно было возбуждено в 2002-м. На дворе – конец 2015-го. За это время президентом России дважды побывал Владимир Путин, один раз – Дмитрий Медведев, затем вновь на президентский пост пришел Путин… Милиция стала полицией… Американцы вторглись в Ирак, расхлестали его и повесили Саддама Хусейна… Состоялись четыре зимних и три летних Олимпиады… К России присоединился Крым, а на Украине свершился госпереворот… В Новосибирской области сменились три губернатора, в Сибирском федеральном округе – четыре полномочных представителя президента…

  …А следственная система Новосибирска и Новосибирской области все еще расследует ясное как Божий день уголовное дело по заявлению Вячеслава Валерьевича Никифорова, поданному им в милицию в год, когда еще не родились сегодняшние семиклассники!

  Иными словами – следовательская рать Новосибирской области расписывается в своем бессилии перед небывалыми талантами и возможностями простого паренька из Татарского района Жени Грибова и, судя по всему, с нетерпением ждет, когда же истекут все сроки исковой давности…

  С чем мы ее, рать эту, и поздравляем!

  Вы скажете, что зря я качу бочку на следователей, которые в большинстве своем – честные и добросовестно исполняющие свой долг люди. Это бесспорно. Большинство следователей наверняка именно такими и являются. Я просто хотел сконцентрировать читательское внимание на том, что, очевидно, господин Грибов обладает некими магическими свойствами натуры, безотказно действующими именно на следователей. Не верите? Вот вам пример!

  В один из дней далекого 2002 года, пока Никифоров доказывал, что он не верблюд, а совместно произведенное компаньонами имущество принадлежит и ему тоже, грянул гром среди ясного неба: Женю Грибова арестовали!..

  Как выяснилось, арестовали по поводу, вовсе не связанному со спорами с Никифоровым.

  Дело в том, что помимо ведения строительной деятельности наш герой также числился финансовым директором в институте «Сибгипрошахт». Один из должников этой организации вдруг написал заявление в Центральное РОВД о том, что Грибов… вымогает с него 400 тысяч рублей! Милиционеры вручили потерпевшему на 200 тысяч помеченных банкнот, которые тот и вручил Евгению. Через некоторое время Грибова задержали при передаче ему второй половины суммы. Самым интересным оказалось то, что при обыске в квартире Грибова было найдено примерно 25 процентов из помеченных денег, которые тот, надо полагать, вовсе не собирался сдавать в кассу предприятия. Женя тогда даже сподобился пару дней покуковать на нарах, да покушать тюремной баланды… Но – отчего-то следователь Центрального РОВД Наталья Опар, решив, очевидно, что такой замечательный человек как Е.В. Грибов не должен отлеживать бока на жесткой шконке, освободила подозреваемого, вернула ему все вещественные доказательства, да вдобавок – и вовсе закрыла дело!..

  Через небольшое количество времени Наталья Опар уволилась из правоохранительных органов и устроилась на хорошую работу в качестве юриста… к Евгению Грибову!.. No comments!

Продолжение следует...

16 декабря 2015

Комментарии (1)

Bumeron 18.12.2015 в 18:16

Все конечно очень складно, может даже так и было, но бизнес это не Советский Союз
Где ты был Некифоров, когда дом строился? Не знаю как в этом деле, но если ты в деле, и ты нечаянно узнаешь, что ты не в деле, значит в деле были твои фантазии.
Партнёры - это когда 2*2=5, а есть пласт партнеров, очень распространённый пласт, когда один минхерс вдруг решил, что если он в теме, все должны пахать на него. Так было в ссср но не сейчас.